Глава 14
Контур метапрограммирования

Человек не ведает о природе своего существа и своих сил. Даже идея его ограниченности основана у него на опыте его жизни. Зачем же устанавливать теоретические границы тому, чем он может быть или что он может сделать?

- Алистер Кроули, 'Магия'

Согласно Альфреду Кожибскому, любая 'идея', или ментальное состояние, является мозговым контуром, который сам мозг может анализировать, таким образом формируя идею об идее, или ментальное состояние о ментальном состоянии. Этот процесс не имеет ни теоретических, ни реальных границ; это и есть та 'Внутренняя Бесконечность', о которой говорят мистики.

Джон Лилли утверждает следующее: 'То, что в области ума считается истинным, является или становится истинным в границах, определяемых опытом и экспериментом. Эти границы представляют собой убеждения, которые позже также будут преодолены. В области ума не существует границ'.

Сознание и его содержимое функционально идентичны: моя жена существует только для меня, только в моем мозгу. Не будучи солипсистом, я признаю и обратное: я существую только для нее, только в ее сознании. Чтобы читатель не воскликнул, подобно Байрону или Уордсворту: 'Хотелось бы, чтобы он объяснил свои объяснения!', попробуем так: если мне посчастливилось слушать сонату 'Хаммерклавир' и в этот момент вы внезапно спрашиваете меня: 'Кто ты?', единственным правильным ответом с моей стороны будет напеть вам мелодию этой сонаты. Слушая музыку такого класса, человек впадает в гипнотическое состояние восхищенного внимания: для него исчезают различия между понятиями 'я' и 'мой опыт'.

Когда в глубокой медитации я думаю о себе, я - это я; когда я думаю о себе и о вас, я - это я и вы; когда я думаю только о вас, меня уже нет; когда я думаю о Боге, я - Бог. С закрытыми и с открытыми глазами я вижу одно и то же: контуры мозга.

Математик Дж. У. Дюнн превратил этот вопрос в притчу. Художник, бежавший из сумасшедшего дома, в который его (справедливо или несправедливо) упекли, решил нарисовать поле, на котором очутился. Закончив, он изучил результат и понял, что чего-то не хватает, а именно - его и его полотна, которые являются частью поля. Он начал рисовать заново и изобразил посреди поля себя и полотно. Вновь подойдя к результату философски, он понял, что чего-то по-прежнему недостает: а именно - его и полотна, на котором он изображает себя и полотно посреди поля. Он начал перерисовывать картину в третий раз... затем в четвертый... и так до бесконечности.

Это напоминает нам картины М. С. Эшера или старую притчу о фермере, который отправился на рынок с десятью ослами, на одном из которых ехал верхом. Через некоторое время он решил проверить, не потерялся ли один из ослов, и начал их пересчитывать. Ослов оказалось только девять. Обеспокоенный, он спешился и вновь внимательно пересчитал своих ослов, обойдя их одного за другим. Теперь их было десять. Он снова влез на одного из ослов и ехал, пока им вновь не овладело беспокойство. Тогда он еще раз пересчитал ослов... и их было только девять. Он опять спешился и тщательно пересчитал свое стадо, убедившись, что ослов ровно десять. Процесс повторялся до тех пор, пока он не решил задачу, взвалив одного осла себе на плечи и погоняя остальных девять перед собой.

Фокус с 'исчезающим ослом' - то же, что идеи об идеях об идеях, картины картин картин и т. п. Исчезающий осел - символ контура метапрограммирования нервной системы.

Контур метапрограммирования - известный как 'душа' в гностицизме, 'не-ум' (у-синь) в Китае> Белый Свет Пустоты в тибетском буддизме, шива-даришна в индуизме. Истинный Интеллектуальный Центр у Гурджиева - представляет собой просто мозг, в котором пробудилось сознание самого себя. Художник, видящий себя в своей картине, видящего себя видящего себя в своей картине... Согласно дзэнской метафоре, это зеркало, которое все отражает, но ни к чему не привязано. Это - сознательное зеркало, которое знает, что всегда может отразить нечто другое, изменив угол отражения.

Математический анализ этой теории приводится в книге Дж. Спенсера Брауна 'Законы формы'; его аналог, построенный на выкладках Геделя с использованием иллюстраций из музыки Баха и живописи Эшера, содержится в книге Хофштедтера 'Гёдель, Эшер, Бах'.

Большая часть мировой оккультной литературы - не учитывая те ее 95%, которые являются полной чепухой, - состоит из трюков, мистификаций и игр (которые индуисты называют упайя, 'умные методы'), предназначенных для запуска сознания метапрограммирования. Тактика, как правило, заключается в том, что ученика водят 'вокруг амбара Робин Гуда' столько раз, сколько ему необходимо, чтобы осознать, что он сам создал этот амбар.

Например, у калифорнийских оккультистов есть одна популярная игра - не знаю, кто ее изобрел, - в которой присутствует Волшебная Комната, во многом напоминающая уже рассмотренный нами Дом Наслаждений, за исключением того, что в этой Волшебной Комнате находится Всезнающий Компьютер.

Для того чтобы вступить в эту игру, вы просто 'астрально проецируете' себя в Волшебную Комнату. Не спрашивайте меня, что значит выражение 'астральная проекция', и не относите его к метафизике (иначе решение этой задачи станет либо невозможным, если вы материалист, либо слишком сложным, если вы мистик). Просто примите, что это gedankenexperiment1, 'игра ума'. Проецируйте себя в воображении в эту Волшебную Комнату и отчетливо представьте себе Всезнающий Компьютер, используя любые на ваш взгляд необходимые детали, чтобы сделать подобный суперпроцессор реальным для вашего воображения.

Для обращения с этим астральным компьютером от вас не требуется каких-либо знаний в области программирования. Он существует в начале следующего столетия; вам посчастливилось его использовать благодаря путешествию во времени, если эта метафора покажется вам забавной и полезной. Компьютер устроен таким образом, что немедленно реагирует на волны головного мозга человека, 'считывая' их и расшифровывая их значение. (Очень несовершенные прототипы подобных компьютеров существуют уже сегодня.) Итак, находясь в этой Волшебной Комнате, вы можете задавать Компьютеру любые вопросы, просто сформулировав их мысленно. Он прочитает ваши мысли и при помощи лазерного луча спроецирует в ваш мозг правильный ответ.

Есть только одна небольшая проблема. Этот компьютер чрезвычайно чувствителен ко всем волнам мозга. Если в ваших мыслях присутствуют хоть какие-то сомнения, он воспринимает их как негативные команды, означающие: 'Не отвечай на мой вопрос'. Поэтому начинать надо с 'легких' вопросов. Попросите его раскопать в архивах имя вашей школьной учительницы второго класса. (Почти все помнят имя учительницы, которая была в первом классе - вновь импринтная уязвимость, - но имя учительницы второго класса обычно напрочь забывается.)

Когда компьютер найдет вам имя вашей учительницы, попробуйте задать ему более сложный, но не очень сложный вопрос. Машину легко сбить с толку, но это не в ваших интересах. Вы хотите понять, насколько хорошо ее можно заставить работать.

Умным подходом было бы задавать вопросы по очереди, а не все сразу, так как для правильного восприятия ваших мыслей волшебным компьютером от вас требуется концентрация. Не стоит растрачивать способности вашего воображения уже на первых попытках.

После нескольких простых экспериментов вроде поиска имени учительницы вы можете перейти к более интересным программам. Подумайте о человеке, который вызывает у вас негативные чувства, такие, как злость, разочарование, ненависть, ревность или любые другие, мешающие ровной, спокойной работе вашего личного биокомпьютера. Попросите Волшебный Компьютер, чтобы он объяснил вам поведение этого человека; чтобы он поместил вас в туннель реальности этого человека на время, достаточное для понимания того, как он видит мир. Обязательно выясните, как этот человек видит вас.

Как сказал Поэт:

Ах, если б у себя могли мы
Увидеть все, что ближним зримо,
Что видит взор идущих мимо
Со стороны, -
О, как бы стали мы терпимы
И как скромны!2

Компьютер выполнит эту работу за вас; но будьте готовы к некоторому неприятному шоку.

Этот супермозг может также толковать идеи, кажущиеся нам непонятными, парадоксальными или загадочными. Так что эксперименты с этим компьютером вполне можно начать с просьбы объяснить некоторые высказывания этой книги, которые кажутся вам необъяснимыми или извращенно-заумными - 'Мы все в большей степени художники, чем отдаем себе отчет', или 'Что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет', или 'Сознание и его содержимое функционально идентичны'.

Этот компьютер намного мощнее и совершеннее, чем механизм блаженства нейросоматического контура. Он имеет неограниченный доступ ко всем ранним, примитивным контурам и по приоритету превосходит любой из них. Это значит, что если вы введете в этот компьютер команду метапрограммирования, он проведет ее по всем более низким контурам и отменит выполнение всех противоречащих ей программ, начатое в прошлом. Например, попробуйте ввести в него следующие команды метапрограммирования:

1. Я управляю своим телом.

2. Я управляю своим воображением.

3. Я управляю своим будущим.

4. Мое сознание наполнено красотой и силой.

5. Мне нравятся люди, а я нравлюсь им.

Не забывайте, что этот компьютер всего на несколько десятилетий опережает современные технологии, поэтому еще не может 'понять' ваши команды, если в них содержится хоть малейшая доля сомнения. Сомнение однозначно распознается им как запрет на выполнение команды. Всегда начинайте с того, во что вы твердо верите, расширяя область веры только тогда, когда полученные вами результаты позволяют перейти к более существенным изменениям ваших прошлых туннелей реальности.

В этом - суть кибернетического сознания: программист становится самопрограммистом, самометапрограммистом, метаметапрограммистом и т. д. Точно так же, как эмоциональное принуждение второго контура кажется примитивным, механическим и, наконец, глупым нейросоматическому сознанию, карты реальности третьего контура кажутся смешными, относительными и напоминающими игру метапрограммисту.

'О чем бы вы ни сказали 'является', оно на самом деле этим не является', - бесконечно повторял семантик Кожибский на своих семинарах, стараясь объяснить, что семантические карты третьего контура не являются территориями, которые они представляют; что мы всегда можем сделать карты наших карт, пересмотр наших пересмотров, метасебя из самих себя.

'Нети, нети' ('не то, не то'), - традиционно отвечают индуистские учителя на вопрос о том, что такое 'Бог' или 'Реальность'.

Йоги, математики и музыканты более склонны к развитию метапрограммирующего сознания, чем остальные представители человечества. Кожибский даже утверждал, что использование математического аппарата очень полезно для развития этого контура, так как думая о вашем уме как уме и об уме, который наблюдает ум как ум, и об уме, который наблюдает ум, наблюдающий ум как ум, вы приближаетесь к пониманию сути метапрограммирования. 'Алиса в Стране Чудес' - прекрасный путеводитель по контуру метапрограммирования (написанный одним из основателей математической логики), и Алистер Кроули не зря требовал его знания от всех, кто изучает йогу.

Р. Бакминстер Фуллер в своих лекциях приводит следующую иллюстрацию к контуру метапрограммирования: в сравнении с размерами вселенной мы чувствуем себя крохотными, но крохотными являются только наши тела (аппаратное обеспечение). Наш разум (программное обеспечение) содержит в себе всю вселенную в акте ее постижения.

В эволюционном плане седьмой, метапрограммирующий контур является самым молодым и располагается, по-видимому, в лобных долях головного мозга. Вот почему в индуизме традиционное упражнение по его активизации заключается в сосредоточении сознания на центре лба на часы, дни, годы, пока в вас не проснется метапрограммист и вы не начнете воспринимать-создавать бесконечные реальности на том месте, где прежде была лишь статичная, схожая с тюремной камерой 'реальность', в которой вы были заключены.

Как уже упоминалось, у гностиков этому контуру соответствует 'душа' - отличная от 'я'. 'Я' представляется жестко фиксированным, но это не так; вашим 'я' в любой момент времени является контур, который доминирует в вас в этот момент времени. Если я наведу на вас пистолет, вы сразу же перейдете к первому контуру, и он будет вашим 'я' на этот момент. Но если вы ощущаете половое влечение к кому-либо, вы переходите к четвертому контуру, и он будем вашим 'я' до оргастического удовлетворения этого влечения (или безнадежного разочарования). Смысл большинства вводных упражнений в суфизме и у Гурджиева заключается в том, чтобы пробудить в вас идею, что 'я' не постоянно, а все время дрейфует между импринтами различных контуров.

'Душа' пятого контура постоянна, так как она, по выражению китайцев, пуста или бесформенна. Она играет все роли, которые играете вы, - орально-зависимого ребенка, эмоционального тирана, холодного рационалиста, романтического соблазнителя, нейросоматического целителя, нейрогенетического Эволюционного Провидца, - но не является ни одной из них. Она пластична. Она бесформенна, так как она - это все формы. Это - 'Творящая Пустота' даосов.

Если все это начинает казаться вам чепухой, не пугайтесь: на данном уровне это неизбежно. Как замечает Льюис Морган, в книгах по лингвистике всегда есть момент, начиная с которого текст становится совершенно непонятным, превращаясь в бессмыслицу.

То же самое, по мнению Моргана, характерно и для современной математики:

Однажды мой пациент, известный математик, пытался объяснить мне теорему Гёделя, но в то время, как я воспринимал его объяснение, одобрительно кивая красоте идеи... в моей голове все это вдруг превратилось в нонсенс.

Это происходит и в лингвистике, и в математике, так как это происходит в самом сознании; язык и математика - лишь модели сознания.

'Сознание' - это инструмент, изобретенный вселенной с целью увидеть саму себя; но она никогда не сможет увидеть себя целиком по той же причине, по которой вы не можете увидеть свою спину (без помощи зеркал). Или, как любил говорить Алан Уотс, по той же причине, по которой язык не может попробовать на вкус язык.

Идеи об идеях - математика о математике (Гёдель) - язык о языке - сознание о сознании... Весь седьмой контур в целом приводит нас к тому, что Хофштадтер называет Странными Петлями. Подобно сказочной птице ко-ко, мы гонимся за своим хвостом, описывая сужающиеся круги, но, в отличие от этой птицы, мы никогда не завершаем этот процесс поеданием своих внутренностей и исчезновением. Нам лишь кажется, что мы вот-вот прийдем к такому яркому саморазрушению, и мы решаем, что то, о чем мы думали, что читали или воспринимали - 'чепуха'.

Это не чепуха. Просто мы сталкиваемся с бесконечностью там, где меньше всего ожидали ее встретить - в своих собственных одиноких 'я'.

Физики, лингвистики, математики и психологи - все собрались в этом метапрограммирующем зале зеркал, где Шредингер продемонстрировал, что квантовые события не являются 'объективными' в ньютоновском смысле. С тех пор вот уже полвека физики стараются построить систему, которая вывела бы их из этой Странной Петли. Результаты их усилий так же смешны, как дзэнский коан.

Нильс Бор, например, предложил Копенгагенскую Интерпретацию, в которой попросту утверждается, в стиле Геделя, что наши уравнения в действительности не описывают мир. Они описывают лишь наши ментальные процессы, которые нам необходимы для того, чтобы описать мир. С этим трудно спорить; настоящая книга является Копенгагенской Интерпретацией психологии, и ее созданием автор целиком обязан доктору Бору, но мы все еще находимся в Странной Петле, и большинство физиков хочет из нее выбраться.

Д-р Джон фон Нейман доказал, что выхода нет. В технике это доказательство известно как фоннеймановская катастрофа бесконечного регресса, оно показывает, что любое устройство, выводящее нас из первой Странной Петли (копенгагенского крушения объективности), попросту направляет нас во вторую Странную Петлю; а любой выход из этой Странной Петли неизбежно приведет нас к третьей Странной Петле; и так далее до бесконечности.

Все до сих пор пытаются опровергнуть фон Неймана, но безуспешно.

'Я не могу выйти - мои рога не пролезут в двери...'

Контур метапрограммирования - это не ловушка. Как сказал бы Джойс, он только выглядит чертовски похожим. Просто примите, что мир так устроен, что может видеть себя, и что эта рефлексирующая дуга встроена в наши лобные доли так, что сознание содержит в себе бесконечный регресс и все, что мы можем сделать, - это разрабатывать модели самих себя, разрабатывающих модели...

Что ж, в этом случае единственным выходом будет расслабиться и насладиться зрелищем.

Индуисты называют это шива-даршаной, или божественным танцем. Вы все еще пребываете в жизни, или жизнь - в вас, но, поскольку все вещи приобрели аспект бесконечности, особенно 'вы', наблюдающие-создающие все эти путаницы и модели, пределов больше не существует.

Тогда единственной разумной целью будет постараться построить на следующую неделю более просторный, более интересный, более сексуальный, более оптимистичный и в целом менее скучный туннель реальности, чем все предыдущие.

А построив этот более просторный, более интересный, более счастливый мир разума, в следующем месяце постройте еще больший и лучший.

 

Упражнения

1. Если все, что вы можете узнать, определяется работой программ вашего мозга, то весь воспринимаемый вами мир находится у вас в голове. Постарайтесь придерживаться этой модели по меньшей мере в течение часа. Отметьте, как часто вы возвращаетесь к ощущению мира вне себя.

2. Оцените систему убеждений, или туннель реальности, образованного читателя 1200 лет назад - в 798 году. В какой мере тот туннель до сих пор 'реален'? В какой мере наш туннель реальности был неизвестен или невидим в то время?

3. Оцените систему убеждений или туннель реальности образованного читателя через 1200 лет - в 3198 году. В какой мере наш туннель реальности будет 'реален'? В какой мере туннель реальности 3197 года неизвестен или невидим для нас?

4. Перечитайте историю встречи Моисея с 'Сущим' в библейской книге 'Исход'. Попробуйте обосновать теорию, согласно которой Моисей разговаривал с собственным контуром метапрограммирования.


1. Gedankenexperiment (нем.) - 'мысленный эксперимент'. - Прим. перев.

2. Роберт Бернс, 'Насекомому, которое поэт увидел на шляпе нарядной дамы во время церковной службы'. - Прим. перев.